?

Log in

No account? Create an account

sergey_aksenov


Журнал Сергея Аксенова


Previous Entry Share Next Entry
Прокурору Тверской межрайонной прокуратуры г. Москвы Можаеву В.В.
sergey_aksenov

ЖАЛОБА

на действия сотрудников полиции

1 ноября 2011 года на Триумфальной площади Москвы проходило публичное мероприятие в защиту свободных выборов в РФ под лозунгом «Выборы без оппозиции — преступление». Уведомление на проведение этой акции в мэрию Москвы подавал мой знакомый - Авдюшенков Николай Юрьевич (см. Приложение 3). Я планировал принять участие в этой акции. Она должна была начаться в 18.00.

Поскольку моя супруга Пустарнакова Анастасия в это время была еще на работе, я решил оставить нашего 6-летнего сына Ивана Аксенова, которого я забрал из детсада, на попечение знакомой нашей семьи Виктории Кузнецовой. Это было не в первый раз. Ранее при схожих обстоятельствах Виктория неоднократно выручала нас – занималась с Иваном в течение вечера, пока у меня или мамы Ивана не появится возможность забрать ребенка. Иван знает Викторию около года и у них очень хорошие отношения.

Около 18.00 я передал Виктории сына Ивана у выхода из метро «Маяковская», позвонил и сказал об этом супруге, а сам отправился на место проведения акции – на тротуаре, около памятника Маяковскому.

Перед началом акции я успел дать интервью журналистам, в котором объяснил, что целью акции является выражение протеста против выборов в Госдуму РФ без участия партий несистемной оппозиции, которым Минюст отказал в регистрации.

Акция началась примерно в 18.05. Сотрудники полиции, несмотря на поданное организаторами уведомление и уведомительный характер проведения публичных мероприятий, закрепленный 31-й статьей конституции РФ, возражали против проведения акции. Один из сотрудников объявил в мегафон, что акция незаконна, после чего начался разгон участников силами сотрудников полиции, относящихся, судя по нашивкам на форме, ко 2-му оперативному полку ГУВД Москвы. На месте проведения акции присутствовал, в частности, знакомый мне видеооператор с сайта Грани.ру Дмитрий Зыков (см. Приложение 3).

Я и еще несколько десятков участников акции были задержаны и оказались в автозаках, предварительно запаркованных на площади.

Примерно полчаса спустя, когда автозак уже вез нас в ОВД, мне позвонила Виктория Кузнецова и сообщила, что она и Иван после окончания акции были задержаны сотрудниками полиции неподалеку от места ее проведения по указанию известного мне сотрудника московского центра «Э» Алексея Окопного.

Кузнецова сообщила мне также, что ее и Ивана везут в ОВД «Тверское» в легковом автомобиле. В этот момент по пейзажу в окне автозака мне уже было ясно, что и меня везут в то же самое ОВД и я рассчитывал встретиться с Иваном в там.

Сразу после Кузнецовой мне позвонила мать Ивана, (которая узнала о задержании сына от Виктории) и сказала, что она намерена ехать за ребенком в ОВД «Тверское».

Когда я зашел в ОВД «Тверское» я заметил в дальней части холла сидящую на скамейке Кузнецову. Ивана с ней не было. Видимо, на легковом автомобиле они доехали быстрее, чем мы в автозаке. Пообщаться с ней мне не удалось - по требованию сотрудников полиции я прошел в левую часть холла ОВД, туда, где располагается дежурная часть. Там проходил личный досмотр, и начиналось оформление других задержанных на акции на Триумфальной площади.

На требование сотрудника полиции пройти личный досмотр, я заявил, что в этот самый момент у них в ОВД находится мой шестилетний сын, за которым скоро приедет его мать. Учитывая обстоятельства, я предложил сотрудникам полиции привести ко мне Ивана (или проводить меня к нему), чтобы я успокоил его и объяснил, что скоро приедет мама. После чего мы начнем процесс моего оформления. Мне было отказано в этом. Номер телефона матери Ивана у меня никто узнать не пытался.

Тогда я заявил, что отказываюсь совершать какие-либо действия по оформлению моего задержания до тех пор пока не решится ситуация с Иваном. Сотрудники полиции, применив силу, скрутили меня и кинули в зарешеченную камеру (в просторечие «обезъянник»). В этой камере, а также рядом с ней, находились задержанные на акции: Фомченков Сергей, Аверин Александр, Щука Игорь и другие. Все они - свидетели этого эпизода (см. приложение 3).

На протяжении 1-1,5 часа я отказывался от общения с сотрудниками полиции, требуя встречи с сыном. Свой паспорт, необходимый для оформления, я отдал сотрудникам только после того, как по телефону от мамы Ивана узнал, что она приехала в ОВД и забрала сына.

Также по телефону я узнал, что она отказалась подписывать объяснение Ивана, написанное инспектором ПДН Светланой Понариной, якобы с его слов, так как опрос ребенка и составление протокола проходили в отсутствие матери или другого законного представителя (см. Приложение 1).

В то время пока я находился в «обезъяннике» туда периодически приходил и пытался заговорить об Иване сотрудник центра «Э» Алексей Окопный, а также еще один сотрудник в штатском, предположительно центра «Э», так как они все последние годы появляются на акциях оппозиции вместе. Имени его я не знаю. Я отказывался от общения с ними, так как уже знал, что Окопный – виновник задержания Ивана. «У тебя больше нет сына», - заявил мне Окопный в тот момент. Свидетелем этого эпизода был Игорь Щука, находившийся рядом (см. Приложение 3). Я расценил это как попытку давления на себя.

Кроме того, упомянутый неизвестный сотрудник в штатском сделал несколько наших фотоснимков на телефон, несмотря на наши возражения.

Позже я узнал, что Кузнецова все это время находилась в ОВД и что Окопный оказывал на нее психологическое давление, в том числе предлагал оклеветать меня, от чего она отказалась. Особое возмущение у меня вызвал факт насильного фотографировая Окопного в обнимку с Кузнецовой, несмотря на ее сопротивление. Аналогичное давление Окопный оказывал на Кузнецову и на следующий день в больнице, где сотрудники медицинского учреждения оставили их наедине, без свидетелей.

Я знаю Окопного в связи с его служебной деятельностью. Мне известно, что начав свою службу в системе МВД в Нальчике, он впоследствии был переведен на работу в подмосковный отдел по борьбе с экстремизмом, а затем в аналогичный московский отдел. Окопный лично присутствует на многих публичный мероприятиях оппозиции: митингах, пикетах, маршах, выставках и т.п. Он, владеет информацией о личной жизни политических активистов и регулярно демонстрирует им это знание, пытается запугать и склонить к «сотрудничеству».

Известные мне факты заставляют меня всерьез относится к угрозам Окопного. Так после его угрозы «проломить голову» моему знакомому из Серпухова Юрию Червочкину, Юрий осенью 2007 года был избит неизвестными, ему проломили голову бейсбольными битами и он умер спустя полтора месяца в госпитале нейрохирургии им. Бурденко. Расследование по факту убийства Червочкина вел следователь прокуратуры Олег Целепоткин. Впоследствии Окопный представлялся задержанным оппозиционерам как «убийца Червочкина» (http://www.kasparov.ru/material.php?id=4E45232EE6E02) .

Многие факты о практике работы центра по борьбе с экстремизмом вообще и Окопного, в частности, изложены в справке, опубликованой в сети интернет по адресу: http://namarsh-ru.livejournal.com/6015290.html.

Стоит отметить, что я считаю оппозиционную деятельность политических и гражданских активистов законной и нужной стране. А использование властями антиэкстремистского законодательства и соответствующих подразделений МВД для борьбы с политической оппозицией чрезмерным незаконным и аморальным.

Считаю, что действия сотрудников полиции, которые задержали моего сына, доставили его в отделение полиции и провели его опрос были незаконными и необоснованными.

Я не отрицаю, что в случае если ребенок находиться в опасном положении, если ему необходима помощь, если он находиться без надзора и он является беспризорником, конечно же сотрудники полиции обязаны оказывать помощь таким детям.

Вместе с тем, в соответствии с Федеральным законом «О полиции» от 7.02.2011 № 3 ФЗ полиция обязана осуществлять свою деятельность на основе соблюдения и уважения прав и свобод человека и гражданина. Кроме того, полиции обязана осуществлять свою деятельность в точном соответствии с законом.

Основания, по которым лицо может быть задержано сотрудником полиции, указаны в статье 14 закона «О полиции». Мой сын и Виктория Кузнецова не совершали преступления либо правонарушения, они не находятся в розыске, они не уклоняются от исполнения судебных решений и от военной службы.

В соответствии с пунктом 55.5 «Инструкции по организации работы подразделений по делам несовершеннолетних органов внутренних дел» (утв. приказом МВД РФ от 26 мая 2000 г. N 569) в отделение полиции (в ПДН) могут быть доставлены несовершеннолетние:

- безнадзорные и беспризорные, нуждающиеся в помощи государства, для последующего направления их в специализированные учреждения для несовершеннолетних, нуждающихся в социальной реабилитации, или в учреждения органов здравоохранения, в том числе:
- оставшиеся без попечения родителей или законных представителей;
- заблудившиеся и подкинутые.
- самовольно оставившие семью, ушедшие из образовательных учреждений для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, или других детских учреждений;
- не имеющие места жительства, места пребывания и (или) средств к существованию.

Несовершеннолетние, перечисленные в подпункте 55.5 Инструкции, доставляются в органы внутренних дел только в неотложных случаях.

Сотрудникам полиции было известно, что Иван ждет своих родителей, какая либо опасность ему не угрожала, он был в обычной для детей одежде и подозревать, что он является безнадзорным или беспризорником у полиции не было. Следовательно, у них не было никаких законных оснований для задержания и доставления моего сына в отделение полиции, а потому их действия были незаконными, необоснованными и произвольными.

Кроме того, в соответствии со ст. 14 Федерального закона «О полиции» о каждом случае задержания несовершеннолетнего полиция незамедлительно уведомляет его родителей или иных законных представителей.

После того, как Виктория и Иван были доставлены в ОВД «Тверское» Виктория сообщила инспектору Понариной номер телефона матери Ивана. Однако, инспектор Понарина, вопреки положению закона «О полиции», позвонила ей только через час после того как Иван был доставлен в отделение полиции. Таким образом, инспектор Понарина, допустила нарушение ст. 14 закона «О полиции», поскольку не своевременно сообщила матери о задержании Ивана.

Более того, в течении этого времени она отобрала письменные объяснения у Ивана. Известно, что когда Ивана с Викторией завели в комнату для разбора с несовершеннолетними инспектор Понарина стала задавать вопросы моему сыну. Виктория сказала, что инспектор не имеет права допрашивать Ивана без родителей, а он может не отвечать на ее вопросы. После этого Викторию удалили из комнаты по разбору с несовершеннолетними и Иван остался там один.

Согласно нормам УПК РФ, ГПК РФ, КоАП РФ обязательным условием опроса либо допроса несовершеннолетнего, является присутствие педагога. Не вызывает сомнения, что инспектор Понарина проводила опрос Ивана, а составленное ею объяснение, является процессуальным документом (см. Приложение 1).

Максимум, что могла сделать инспектор Понарина, в соответствии с п. 2 ст. 21 Федерального закона от 24 июня 1999 г. N 120-ФЗ «Об основах системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних» – провести беседу с Иваном, но никак не проводить опрос и составлять при этом процессуальный документ.

Наконец, отмечу, что если уж инспектор отдела по работе с несовершеннолетними хотела помочь моему сыну, очевидно, она должна была бы задавать вопросы, в первую очередь, о том, как найти и связаться с родителями или родственниками Ивана. Однако, инспектора Понарину почему-то интересовал вопрос моего участия в публичных мероприятиях и отношения Ивана к ним.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 10, 20,21 ФЗ «О прокуратуре РФ» прошу:

1. Провести проверку по факту незаконных действий сотрудника московского центра по борьбе с экстремизмом Алексея Окопного, который инициировал задержание моего сына Ивана, оказывал на меня давление в ОВД «Тверское», склонял к даче ложных показаний против меня Викторию Кузнецову в ОВД «Тверское» 1 ноября и на следующий день в больнице.

2. Провести проверку по факту незаконных действий сотрудников полиции ОВД «Тверское», в том числе Светланы Понариной, изложенных в настоящей жалобе.

3. Принять соответствующие меры прокурорского реагирования.

Приложения:

1. Объяснение Аксенова И.С.
2. Копия свидетельства о рождении Аксенова И.С.
3. Список свидетелей указанных в жалобе обстоятельств и их контактов.

«16» ноября 2011 года Аксенов С.А.